Ппопытки изоляции социалистической Германии

Существенной помехой в деле укрепления внешнеполитических и внешнеэкономических позиций Западной Германии в Африке оставалась так называемая «доктрина Халыитейна». Хотя официально доктрина продолжала существовать как основа африканской политики ФРГ вплоть до последнего времени, фактически же к концу 60-х годов она себя полностью изжила. Об этом говорит, например, тот факт, что уже к середине 1971 г. ГДР имела дипломатические отношения на уровне посольств с 11 африканскими государствами, в которых проживает в общей сложности около 7з населения континента.

Бесперспективность попыток изоляции на международной арене социалистической Германии и вместе с тем объективная необходимость нормализации отношений с ней стали причинами, заставившими новое правительство в Бонне встать на путь переговоров с ГДР. Этот шаг, предпринятый западногерманским правительством, одновременно был направлен на то, чтобы создать благоприятные предпосылки зля активизации африканской политики ФРГ.

Однако, став на путь переговоров по урегулированию отношений между двумя государствами, в Бонне попытались добиться для себя максимальных политических выгод и уступок со стороны ГДР. С этой целью власти ФРГ пошли не на официальный отказ от «доктрины Халыитейна». а на ее модификацию, в результате чего появилась так называемая «доктрина Шееля». «Доктрина Шееля», рассчитанная главным образом на применение в странах «третьего мира», по сравнению со своей предшественницей получила менее категоричный характер. Вместе с тем главное назначение «доктрины Шееля» осталось прежним: вмешательство в отношения развивающихся стран с ГДР. Согласно ее основному положению, признание правительством ФРГ факта существования двух германских государств отнюдь не означало еще права развивающихся стран немедленно признать ГДР, а требовало воздерживаться от ее признания до тех пор, пока окончательно не будут урегулированы отношения между ГДР и ФРГ.

Однако рост международного авторитета ГДР и ее последовательная борьба за нормализацию государственных отношений с ФРГ на равноправной основе лишили доктрину смысла. Просуществовав недолгое время, «доктрина Шееля» также ушла в прошлое.