Парламентская группа по связям с африканскими странами

В большей мере, чем предыдущие правительства, учитывая специфику африканской действительности, руководство ФРГ пыталось привнести новые методы в западногерманскую дипломатическую практику. В Бонне придавали особое значение установлению и расширению прямых контактов с руководством независимых государств посредством регулярных консультативных встреч. В ходе таких встреч предполагается проводить взаимные политические консультации и обмениваться мнениями по широкому кругу вопросов. «Внешняя политика по отношению к Африке,— как отмечал в связи с этим чиновник западногерманского МИД П. Фишер,— более чем по отношению к какому-либо другому континенту зависит от личных контактов».

Исходя из той важности, какую придают в Бонне личным контактам с руководителями африканских государств, в бундестаге пошли на создание особой парламентской группы по связям с этими странами. Ее задачей является «включиться в интенсивный диалог» с руководством африканских государств. В 1971 г. в состав этой группы входили 74 депутата бундестага, из них 47 — от ХДС/ХСС, 22—от СДПГ и 5 — от СвДП. В декабре 1970 г. было принято решение выделить в составе парламентской группы определенное количество лиц, обязанных «с особым вниманием наблюдать за развитием (ситуации.— С. К.) в каждой стране» Тропической Африки. Как надеются в компетентных кругах ФРГ, занимающихся планированием африканской политики, подобные нововведения помогут лучше учитывать реальности африканской действительности, повысить эффективность политики ФРГ на континенте, избежать ошибок прошлого.

Восстановление франко-марокканских и франко-тунисских отношений

К концу 1969 г. отношения Франции с Марокко и Тунисом были в основном налажены. В 1970 г. король Марокко посетил с дружеским визитом Париж и имел беседы с Ж. Помпиду. Французский экспорт в Марокко вырос в течение 1969—1970 гг. с 870 млн. динаров до 1080 млн. Французское правительство в 1972 г. решило удвоить экономическую помощь стране по сравнению с 1971 г., увеличив ее до 500 млн. фр.

Относительно быстрое восстановление франко-марокканских и франко-тунисских отношений объясняется прежде всего тем обстоятельством, что в этих североафриканских странах не было осуществлено коренных социально-экономических преобразований, которые нанесли бы ощутимый ущерб интересам французской монополистической буржуазии. Правда, влияние Франции в этих странах не было восстановлено полностью. Политическая нестабильность в Тунисе, недавняя попытка государственного переворота в Марокко свидетельствуют об ожесточенной борьбе, происходящей в правящих кругах этих стран между различными группировками, ориентирующимися на французский либо американский капитал. Но все же создается впечатление, что президенту Помпиду удалось предотвратить дальнейшее падение престижа Франции в этой части Магриба. Иначе сложились отношения Франции с Алжиром, на которые, как уже отмечалось, французское правительство возлагало особые надежды.

Главная причина интереса Японии к Африканскому континенту

Главной причиной пристального внимания японских правительственных и деловых кругов к Африканскому континенту (как и к другим районам «третьего мира»), несомненно, является отсутствие собственных сырьевых ресурсов. Япония, которая рассчитывает сохранять высокие темпы экономического развития в будущие годы, почти полностью базируется на зарубежные источники полезных ископаемых (табл. 1).

потребность японии в основных видах сырья

Из таблицы видно, что японская промышленность полностью зависит от ввоза алюминия, никеля, урана, нефти, а в отношении других важных видов сырья зависит от импорта более чем наполовину. В ближайшем будущем эта зависимость еще более возрастет, поэтому проблема обеспечения сырьем японской промышленности будет одной из «ключевых проблем» дальнейшего экономического развития Японии.

Обеспечению сырьем японской промышленности придается огромное значение. В документе японского Комитета по экономическому развитию, опубликованном в 1971 г., подчеркивается необходимость разработки «новой точки зрения для проведения активной политики в области ресурсов», для чего нужно «выработать широкую экономическую и социальную программу развития, чтобы обеспечить эффективное использование 1% валового национального продукта, предназначенного для помощи зарубежным странам».

Укрепление связей Великобритании с расистским режимом ЮАР

расистский режим юар

Захватив бразды правления, консерваторы с первых же шагов начали действовать так, как будто хотели взять реванш за прогрессирующее ослабление «имперских» позиций и за вынужденное отступление последних лет в обширных пространствах «к востоку от Суэца», за падение престшка Британии и ослабление влияния на ход мировых дел. В мае 1971 г. западногерманский журнал «Шпигель», имея в виду явное несоответствие между претензиями Лондона и его нынешними возможностями, обратился к министру иностранных дел и по делам Содружества Дугласу Хьюму с вопросом: в каком районе земного шара Англия имеет преобладающие интересы? «Мы — европейцы, — ответил Хьюм, — и потому Европа для нас всегда имеет приоритет… Но это не исключает „внешней*’ роли, и мы не видим чего-либо несовместимого в полноценном партнерстве в Европе, в рамках которого мы принимаем условия Римского договора, и сохранении, скажем, военного присутствия в Сингапуре или на побережье Персидского залива». Общая схема и возможные направления действий правительства консерваторов в данном случае представляются довольно очевидными: как можно быстрее реализовать разработанные еще в оппозиции меры по обеспечению «имперских» тылов Англии в районах, расположенных «к востоку от Суэца».

В этой связи газета «Морнинг стар» сообщала о деятельности специального комитета внутри партии тори во главе с членом палаты общин сэром Фредериком Беннетом, заблаговременно, еще в оппозиции, подго-товившего для руководства консервативной партии доклад «Оборона за пределами НАТО». В докладе было предусмотрено, что после прихода к власти консерваторов будут приняты надлежащие меры для укрепления отношений с ЮАР и Родезией. В документе были разработаны также конкретные шаги по «распространению сферы обязательств НАТО на важный южноафриканский морской путь» и созданию здесь «регионального» военного пакта с участием Англии. Авторы доклада указывали, что все военно-политические мероприятия консерваторов должны быть направлены на «противодействие нежелательным движениям» в африканских странах, иначе говоря, на подавление национально-освободительной борьбы народов Африканского континента.

Неблагополучные отношения с Марокко и Тунисом

Отношения Франции с Марокко и Тунисом сложились при де Голле явно неблагополучно. Несмотря на прозападные симпатии самого президента Хабиба Бур-гибы и его желание установить с де Голлем дружеские отношения, которые подняли бы авторитет и значение Туниса в Магрибе, встреча двух президентов в феврале 1961 г. не привела к сближению этих стран. Попытка Бургибы добиться для своей страны роли основного магрибинского партнера Франции была отклонена французским президентом. Всего через несколько месяцев после этой встречи отношения между обеими странами резко ухудшились из-за отказа французских правящих кругов эвакуировать Бизерту и в результате кровавых событий, последовавших за этим отказом. Несколько лет спустя, в 1964 г., де Голль решил прекратить помощь Тунису по той причине, что правительство этой страны аннулировало торговое соглашение с Францией и национализировало земли, принадлежавшие французским колонистам. Лишь после 1967 г. отношения между обеими странами стали несколько улучшаться. В 1969 г. состоялся обмен визитами министровиностранных дел, в ходе которого было установлено, что «точки зрения сторон во многом совпадают, а по ряду вопросов они ближе, чем когда-либо прежде». Однако «симпатии» Туниса в сфере внешних связей отданы главным образом США, которые за период независимости предоставили этой стране «помощь» в размере 700 млн. долл.

За 1960—1970 гг. на долю США пришлось 42,8% всей иностранной помощи, полученной Тунисом, в то время как Франция по масштабам «помощи» этой стране занимает второе место.

Не лучшим образом складывались и франко-марокканские отношения. Многие годы Франция была важнейшим торгово-экономическим партнером Марокко; до сих пор более 2/3 иностранных инвестиций в марокканской экономике принадлежит французам. Однако с 1965 г. отношения между государствами резко обострились после похищения в Париже и убийства прогрессивного марокканского деятеля Бен Барки. Отказ короля Хасана II выдать Франции генерала Уфкира для привлечения его к суду как организатора похищения и убийства Бен Барки привел к тому, что Марокко было лишено французской экономической помощи, а торговля между двумя странами резко сократилась в объеме. Доля Франнич во внешней торговле Марокко упала за 1966—1969 гг. с 40 до 32%. Однако, создавшееся положение наносило ущерб интересам не только Марокко, но и Франции. Сразу же после ухода с политической сцены генерала де Голля вице-президент французской торговой палаты в Марокко выразил желание возможно скорее нормализовать отношения между двумя странами.

Франция и арабские страны Африки

Еще при де Голле во французской политике наметился определенный перелом в пользу проведения более реалистичной линии, направленной на усиление позиций Франции в тех районах мира, где у нее имеются наиболее крупные интересы. В частности, под предлогом укрепления безопасности французские правящие круги стали уделять значительное внимание бассейну Средиземного моря, со странами которого Франция имеет тесные связи. Французские интересы в этом районе президент Помпиду объяснил в одном интервью тем, что «до некоторой степени Средиземное море является "подбрюшьем" Европы» и, следовательно, имеет важное стратегическое значение.

Министр обороны Франции М. Дебре писал, что для безопасности Франции важно, чтобы по крайней мере западная часть Средиземного моря была бы мирной, и отмечал: «Поэтому наши отношения со странами Магриба— Марокко, Алжиром, Тунисом и с европейскими странами, расположенными по западным берегам Средиземного моря,— Испанией, Италией — приобретают большое значение, которое будет возрастать в ближайшие годы».

Пристальное внимание французских правящих кругов к проблемам Средиземного моря вполне понятно, так как помимо стратегических здесь сосредоточены значительные политические и экономические интересы Франции. Эти интересы распространяются в первую очередь на страны Магриба.

Идея присоединения Португальских колоний

Немалый интерес монополий ФРГ вызывает идея присоединения Португалии и ее колоний к европейскому «Общему рынку». Согласно этому замыслу колонии должны получить статус ассоциированных с ЕЭС стран. С реализацией идеи ассоциации португальских колоний с ЕЭС связываются надежды на то, что ФРГ получит целый ряд экономических и внешнеполитических выгод. Во-первых, представляется возможность усилить экспансию западногерманского капитала в эти страны, используя его доминирующие позиции в ЕЭС. Во-вторых, это позволит ФРГ действовать в этих странах с большей самостоятельностью, через голову португальской администрации. В-третьих, даст возможность создать дополнительные барьеры на пути иностранного капитала, в первую очередь США и Японии. В-четвертых, позволит Бонну избежать прямой конфронтации с национально-освободительным движением в португальских колониях и тем самым сделает менее уязвимой его африканскую политику. В качестве поощрения в реализации этой идеи Португалии и ее колониям предлагается помощь в виде западногерманского варианта «плана Маршалла».

Говоря о политике ФРГ в Африке начала 70-х годов XX века, следует указать, что на нее все еще оказывают влияние определенные силы из числа экстремистски настроенных неоколониалистских кругов. Эти силы представлены главным образом партиями ХДС/ХСС и стоящими за ними реакционными группировками промышленно-финансового капитала. Так, депутаты бундестага от ХДС/ХСС заявили недавно: «Если какое-либо государство Черной Африки угрожает признанием ГДР только потому, что мы поддерживаем нормальные отношения с Южной Африкой, нам следует приостановить ему помощь, и пусть оно идет своим путем. Это надолго и повсеместно укрепит наш авторитет». Неоколониалистские круги ФРГ осенью 1970 г. оказали прямую поддержку вторжению португальских наемников в Гвинейскую республику. Агрессия, имевшая целью свергнуть правительство Секу Туре, как известно, окончилась провалом, а агентура империалистов, скрывавшаяся под маской «экспертов», была с позором Еыдворена из Гвинеи. Преступная акция западногерманских ультра совместно с португальскими наемниками привела к тому, что Гвинея разорвала дипломатические отношения с ФРГ.

Применение экономических рычагов для укрепления позиций США

В послании конгрессу в 1971 г. президент Никсон еще более конкретизирует эту политику, делая ее рельефной и четкой. Конкретизация сводится к выявлению возможностей использования частного капитала, торговли и «помощи» на многосторонней основе в деле экономического «развития» Африки, а также к разъяснению причин, побудивших США выступить против радикального решения проблем ликвидации апартхейда и расистских режимов Южной Африки. Опираясь на эти положения, автор послания сформулировал свой подход к африканской политике, который нашел концентрированное выражение в словах о том, что «африканцы хотят мира, развития и справедливости» от великих держав. По мнению автора, стремление к «миру» должно означать проведение африканскими странами политики, «независимой» от политики любой другой великой державы, кроме США. В послании говорится: «Мы не стремимся занять в Африке позиции, которые угрожали бы интересам других стран. Но мы также не можем мириться с действиями других, которые приводят к вредным для нас последствиям». «Развитие» предусматривает применение различных экономических рычагов для укрепления позиций США. «Справедливость» касается главным образом отношений с Южной Африкой. Отвергая кардинальные средства для решения проблемы, автор послания утверждает, что Соединенным Штатам следует использовать свои отношения с южноафриканскими режимами с целью поощрения последних на эволюционные перемены.

«Доктрина Никсона» применительно к Африке

доктрина никсона применительно к африке

«Доктрина Никсона» применительно к Африке разработана с учетом высказываний и дополнений государственного секретаря Роджерса, и поэтому ее следует назвать «доктриной Никсона — Роджерса» для Африки.

Интересна эволюция этой доктрины, которая отражает давление на правительство промышленно-финансовых группировок США, заинтересованных в прибылях из Африки. Если во внешнеполитическом послании президента от 18 февраля 1970 г. Африке впервые в истории США отводится определенное, хотя и незначительное место, то вскоре вслед за ним (26 марта 1970 г.) появляется доклад Роджерса, целиком посвященный политике США в Африке.

В своем докладе Роджерс акцентирует внимание на необходимости усиления экономической активности США в Африке, поскольку-де именно она способствует удовлетворению нужд развития африканских стран. Причем не последнюю роль в этом развитии должны сыграть американская «помощь», направляемая через международные организации, и американские частные инвестиции. По мысли Роджерса, принципы предоставления «помощи» США должны быть намного «гибче, чем раньше».

Католический университет Андреса Бельо (Венесуэла) одержал победу в Конкурсе учебных судов Международного уголовного суда (по Испанской версии)

На фото: судья МУС Ольга Херрера Карбучча с командой победителей из Католического университета Андреса Бельо

Сегодня, 3 июня 2016, католический университет Андреса Бельо (Венесуэла) выиграл заключительный раунд Конкурса учебных судов Международного уголовного суда (по Испанской версии), который состоялся в зале суда ICC I в Гааге (Нидерланды). Университет Буэнос-Айреса (Аргентина) и Университета Гвадалахары (Мексика) заняли, соответственно, второе и третье места. Премию «Лучший спикер» получила Ана Клара Риверо из Университета Буэнос-Айреса. Членами победившей команды являются Эдит Лорена Гонсалес, Рикардо Искьердо, Педро Перес-Сегнини Борхас, Даниелла Суарес и Омар Пиньянго.

Read More