Геноцид в Руанде

Вечером 6 апреля 1994 года на подлёте к Кигали из ПЗРК был сбит самолёт, на котором президент Руанды Хабьяримана и президент Бурунди Нтариамира возвращались с международной конференции. Все находившиеся на борту лица погибли.  Практически сразу же после катастрофы в стране начались убийства, которые продолжались затем в течение трех месяцев и, по самым осторожным оценкам, унесли жизни не менее полумиллиона людей.

Сотрудники президентской охраны начали убийства гражданских лиц из числа тутси в районе аэропорта в Кигали. Меньше чем через полчаса после крушения самолета на дорогах были организованы контрольно-пропускные пункты, на которых милиционеры хуту, нередко с помощью жандармов (военизированная полиция) или военнослужащих, выявляли тутси и прогрессивных хуту и убивали их. 7 апреля радио и телевизионная станция Libres Des Mille Collines (RTLM) выпустила в эфир программу, в которой ответственность за крушение самолета возлагалась на РПФ и  контингент военнослужащих ООН, а также содержались подстрекательские призывы уничтожить «тараканов тутси».

В этот же день была убита премьер-министр Руанды Агата Увилингийимана. Утром этого дня охранявшие дом премьер-министра 10 бельгийских и 5 ганских миротворцев ООН были окружены солдатами президентской гвардии Руанды. После недолгого противостояния бельгийские военные получили по радио распоряжение подчиниться требованиям нападавших и сложить оружие. Увидев, что охранявшие её миротворцы разоружены, премьер-министр с мужем, детьми и несколькими сопровождающими попыталась спрятаться на территории американского посольства. Однако солдаты и боевики молодёжного отделения правящей партии, известного как «интерахамве», нашли и зверски убили премьер-министра, её супруга и ещё нескольких человек. Чудом уцелели лишь её дети, спрятанные одним из сотрудников ООН. Судьба сдавшихся бельгийских солдат ООН также оказалась незавидной: по свидетельствам очевидцев, озверевшие боевики сначала кастрировали всех бельгийцев, затем запихнули отрезанные половые органы им в рот и после жестоких пыток застрелили.

Вскоре были убиты другие члены Коалиционного правительства,  Председатель Верховного суда, вырезана практически вся верхушка Демократической партии. Эти убийства создали столь необходимый идеологам геноцида конституционный вакуум и очистили путь для учреждения самозваного «правительства переходного периода» под руководством   отставного полковника Теонеста Багозоры.

После гибели своих военнослужащих Бельгия вывела из Руанды весь свой контингент. 21 апреля, после того, как другие страны обратились с просьбой о выведении своих контингентов, численность сил МООНПР сократилась с 2165 до 270 человек.

Итак, трагедия была усугублена нерешительностью международного сообщества. Возможности Организации Объединенных Наций уменьшить страдания людей в Руанде были серьезно ограничены нежеланием государств-членов отреагировать на изменение обстановки путем укрепления мандата МООНПР и предоставления дополнительных военных контингентов. Каждый день в ООН поступали новые сообщения о гибели десятков тысяч людей, зверских массовых убийствах, смертях от голода и холеры, но решение о введении войск не принималось. Фактически, сотни тысяч безоружных людей, включая маленьких детей, женщин и стариков, были оставлены международным сообществом без защиты и отданы на убой.

Участники ополчения— интерахамве и импузамугамби— использовали различное оружие, в том числе огнестрельное, которое им раздавали солдаты армии. Но в основном в качестве орудий убийства и пыток использовались мачете, топоры, дубины, палки и железные прутья. Иногда убийцы сначала отрезали своим жертвам пальцы, кисти, стопы, руки, ноги, и только после этого отрубали голову или разбивали череп. Свидетели рассказывали, что часто жертвы просили своих палачей и предлагали им деньги за то, чтобы их застрелили, а не зарубили мачете. В случае затруднений, на помощь ополченцам приходили солдаты армии, имеющие более тяжелое вооружение: они взрывали запертые двери, забрасывали помещения гранатами. Нападающие выжигали огнем места, где могли спрятаться их жертвы: дома с труднодоступными помещениями, церкви, леса и перелески и т.п. Зачастую и после убийств над телами жертв совершали издевательства: их разрубали на куски и т.д.

Оценочно, во время геноцида было изнасиловано около 250 тысяч женщин. Насилию подвергались в том числе и девочки; унижающего человеческое достоинство обращения не избежала даже убитая премьер-министр Увилингийимана, причем уже после смерти.

Специальный докладчик Комиссии по правам человека ООН Рене Деньи-Сеги в своем третьем докладе о положении в области прав человека в Руанде от 14 ноября 1994 г. пишет:

 «Различные расследования позволили обнаружить несколько мест массовых захоронений по всей стране. Два или три таких места можно найти в каждой коммуне. <…> Что касается жителей Ньярубуйе и окрестностей, то их вообще не удостоили погребения. Тела некоторых из них лежат во дворе и аллеях прихода, тела других сложены штабелями в учебных помещениях приходской школы и в церкви, не считая трупов, обнаруженных в соседней деревне, причем у некоторых из убитых руки были связаны за спиной перед казнью. Обнаруживаются также скелеты людей различного возраста: женщин, мужчин, стариков и даже грудных детей. Картина невыносима для органов чувств— зрения, обоняния и осязания».

Журналист Фергал Кин, посетивший страну сразу после окончания активных боевых действий, в своей книге «Season of Blood: A Rwandan Journey» (New York, 1995) так описывает места недавней резни:

«Начнём с реки. <…> Я оборачиваюсь и вижу первые два трупа, проплывающие мимо, то скрываясь в воде, то показываясь вновь. Потом ещё три. Они показываются из травы и листьев (которые несёт река) и снова скрываются. Их несёт к водопаду. Один прибивает к берегу, и я замечаю, что это женщина, изрубленная, с отрубленными частями тела. Не пролом в её голове и не рубленные раны на спине и руках пугают меня и оскорбляют мои чувства — больше всего меня шокирует её обнаженность. <…> «Не волнуйся, ничего удивительного, — говорит шофёр-руандиец. — Они сотнями приплывали». Река Кагера течёт с руандийских нагорий вниз через всю страну и потом через границу в Танзанию, потом в Уганду, и впадает <…> в озеро Виктория. Поэтому река стала идеальным местом для сокрытия следов геноцида. Людей просто выстраивали для казни на берегу и потом сталкивали в поток. Другой метод убийства — заставить людей прыгать в быстрое течение. <…> Бандиты интерахамве заметили, что этот метод особенно эффективен для убийства маленьких детей. <…> Но и другие реки и озёра страны — почти все — стали свалками мертвых. <…> Когда они, наконец, доплывали до озера Виктория, угандийские рыбаки выходили на своих лодках подбирать их, чтобы достойно похоронить. <…> В части страны близ границы с Танзанией не осталось ничего. Там не было ни людей, ни скота, ни кошек, ни собак. Бандиты прошлись по этим холмам, круша все на своем пути. <…> Фрэнк, водитель-руандиец, рассказал о бойне в местечке Ньярубуйе, недалеко от танзанийской границы. Примерно 3000 тутси пытались найти убежище в приходской церкви и рядом с ней. <…> Мы подъезжаем ближе, <…> над дверью — белая мраморная статуя Христа, под ней, на ступенях — тело мужчины со связанными ногами… Пройдя через ворота, я должен обогнуть тела нескольких человек, среди них — обезглавленный ребёнок и ещё три трупа. <…> Вижу сотни разлагающихся трупов с лужами зловонной воды вокруг».

Подобные картины описывают сотни свидетелей, давших свои показания в Международном трибунале по Руанде.

Государственное радио и частная станция, с ним аффилированная, известная как «Тысяча холмов» (Radio Television Libre des Mille Collines), подогревали обстановку призывами к убийству тутси и зачитывали списки потенциально опасных персон, бургомистры на местах организовывали работу по их идентификации и убийству. При помощи административных методов в организацию кампании массовых убийств были вовлечены и обычные граждане,  многие тутси были убиты своими соседями. Международный трибунал по Руанде имел дело со случаями, когда в убийствах принимали участие врачи и священники. Наиболее жестокие сцены разыгрывались в местах временной концентрации беженцев в школах и церквях.

В ночь на 7 апреля, в ответ на массовые убийства, боевые действия начинает отряд РПФ в 600 человек, расквартированный на окраине Кигали в соответствии с Арушскими соглашениями. В тот же день на севере страны начинают боевые действия и основные силы РПФ. Одновременно, 8—9 апреля,  Бельгия и Франция начинают операции по эвакуации своих граждан.11 апреля Международный Комитет Красного креста сообщает, что погибли уже десятки тысяч руандийцев. 11 апреля, после эвакуации бельгийских миротворцев, боевики учиняют резню 2000 тутси в столичной Школе технических служащих Дон Боско. 14 апреля Бельгия заканчивает вывод своих военнослужащих из Руанды и массовые убийства разворачиваются в полную силу.

В течение недели 14 — 21 апреля 1994 кампания резни достигла своего пика. Президент временного правительства, премьер-министр и некоторые ключевые министры отправились в провинции, и это означало начало убийств в тех географических районах, которые до того времени не были охвачены кровавой вакханалией. Резне подвергались тысячи людей, иногда собираемых местными чиновниками в церквях, школах, больницах, зданиях местного самоуправления на условиях безопасности. В действительности это было западней, предназначенной для того, чтобы быстро истребить большое количество людей.

15 апреля в центре Святого Иосифа, Кибунго, солдаты и ополченцы закидали гранатами 2800 представителей тутси. 18 апреля по приказу префекта Кибуе 15 тысяч тутси были собраны на стадионе «Гатваро» г. Кибу и убиты членами интерахамве. 2000 человек убиты руками членов интерахамве в римско-католической церкви в Мабиризе, префектуре Чьянгугу. 18-20 апреля 4300 человек были убиты в приюте Святого Иоанна.

19 апреля глава Временного правительства Руанды Теодор Синдикубвабо лично призвал по радио к убийству «сообщников» в Бутаре, последней префектуре, которую к тому моменту еще не захлестнула волна насилия. В ту же ночь в Бутаре прибывает президентская гвардия и начинает казни тутси, сталкивая людей в предварительно вырытые и наполненные горящими шинами траншеи. Гибнут тысячи человек. 21 апреля Международный Комитет Красного Креста сообщает о возможных казнях сотен тысяч гражданского населения. В этот же день Совет безопасности ООН единогласно голосует за сокращение штата МООНПР до 270 человек — одного мотострелкового подразделения из Ганы.

22 апреля происходит резня от 5000 до 7000 тутси в монастыре Сову, из них около 600  были заживо сожжены в гараже. 3 мая президент США издает Директиву № 25 (PDD 25), ограничивающую участие американских вооруженных сил в операциях ООН по поддержанию мира.

13 мая Генеральный секретарь ООН Б. Бутрос-Гали говорит о двух миллионах перемещенных лиц и о гуманитарной катастрофе в регионе, а также о необходимости воссоздать миссию ООН по помощи Руанде (МООНПР). В тот же день Совет безопасности ООН готовится провести голосование по поводу восстановления численности МООНПР, однако представитель США откладывает голосование на 4 дня. Наконец, 7 мая, Совет безопасности ООН Резолюцией 918 вводит эмбарго на ввоз оружия в Руанду и голосует за восстановление численности МООНПР до 5500 человек, но, из-за разногласий по вопросу финансирования, миссия, получившая название МООНПР II, к началу июля все ещё не действовала.

Практически, геноцид был остановлен лишь успешным наступлением сил Руандийского Патриотического Фронта (РПФ). К 31 мая РПФ контролировал уже половину территории страны и закрепился на окраинах Кигали, в том числе захватив аэропорт. 22 июня Совет безопасности ООН, признавая вопрос об организации МООНПР II зашедшим в тупик, призывает своих членов организовать международную операцию по поддержанию мира в Руанде под национальным командованием. В ответ на данный призыв французские вооруженные силы начинают операцию «Бирюза». Операция продлилась по 21 августа 1994 года, её цель состояла в создании демилитаризованной безопасной зоны в треугольнике Гома — Жиконгоро — Чьянгугу и проведении гуманитарных акций. Эта миссия помогла спасти жизни сотен гражданских лиц на юго-западе Руанды. В других районах убийства продолжались до 4, а то и 18 июля.

4 июля 1994 г. отряды Руандийского патриотического фронта овладели столицей. 5 июля ими был взят Бутаре, 14 июля — Рухенгери, 17 июля — Гисеньи, и к 18 июля РПФ контролировал большую часть страны. Не менее 1,4 миллиона хуту, опасаясь расплаты за геноцид (в военизированных отрядах, совершавших убийства, состояло не менее 30 тысяч человек), а большинство — ответного геноцида со стороны тутси, бежали в Демократическую Республику Конго (ДРК), тогдашний Заир. Тысячи людей умерли от инфекционных заболеваний. Лагеря беженцев использовались солдатами армии бывшего правительства Руанды для перевооружения и организации вторжений в Руанду. Это послужило одной из причин, приведших в 1996 году к войне между Руандой и Демократической Республикой Конго. Отряды бывших руандийских вооруженных сил еще долгое время продолжали действовать на территории ДРК наряду с конголезской милицией и другими вооруженными группами. Гражданская война продолжалась до 1998 года, затронув в основном северо-западные районы страны и часть территорий восточного Заира.