Итоги Сингапурской конференции

Подводя итоги конференции, английская газета «Дейли экспресс» писала: «Хорошее взаимодействие между старыми друзьями — Англией, Австралией и Канадой — позволило сохранить Содружество в его прежнем виде, умеренно удовлетворило африканцев и сохранило для Англии полную свободу действий в отношении Южной Африки, Родезии и "Общего рынка"». Тем не менее поводов для подобного оптимизма, по существу, не было. О том, что противоречия отнюдь не урегулированы, свидетельствует и тот факт, что в кратком коммюнике конференции лишь перечислены обсуждавшиеся вопросы, поскольку единства мнений по многим пунктам повестки дня достигнуто не было. И тем не менее нельзя не отметить, что Англии все-таки удалось получить возможность для оказания военной помощи расистам ЮАР.

Во время и особенно после завершения конференции в Сингапуре явно проявилось намерение английского правительства снова применить политику «большой дубинки» в отношении африканских стран, правительства которых занимают антиимпериалистические и антира-систские позиции и поддерживают национально-освободительное движение на юге континента. Не скрывая своего открытого раздражения позицией прогрессивных стран — членов Содружества, официальный Лондон направил свой рассчитанный удар в первую очередь против наиболее резких критиков его решения о поставках оружия, а именно против Замбии, Танзании и Уганды. За многочисленными угрозами на страницах английских газет последовали конкретные действия: еще во время Сингапурской конференции «по случайному стечению обстоятельств» в Кению прибыла ударная английская воздушно-десантная часть в составе 700 человек. Вслед за этим в кенийском порту Момбаса появились военные корабли британского ВМФ якобы для проведения совместных с кенийской армией маневров. Организаторы этой демонстрации, без сомнения, пытались показать, что английские солдаты в случае необходимости могут действовать в Африке и «в более удаленных местах».

Собственная политическая программа африканских стран

Вызывающему курсу Англии африканские страны, входящие в Содружество, противопоставили собственную политическую программу. Она была изложена в представленном конференции президентом Замбии Кеннетом Каундой проекте Декларации Содружества. В этом проекте говорилось, в частности, что необходимо изыскивать все возможные средства борьбы с расовой дискриминацией и что тем режимам, которые ее проводят на практике, следует отказывать в помощи, которая могла бы их укрепить или усилить. Принятие этого документа было бы равносильно обязательству для Лондона отказаться от намеченных поставок оружия ЮАР. Для рассмотрения проекта Декларации, а заодно и вопроса о поставках оружия ЮАР было проведено несколько узких заседаний с участием лишь одних глав делегаций. На этих заседаниях Эдвард Хит вкупе с представителями «белых доминионов» проводил всевозможные маневры, угрожая прекращением экономической и иной помощи и другими карательными мерами. Не скупился он и на щедрые посулы, чтобы добиться если уж не одобрения военных поставок Претории, то хотя бы нейтралитета членов Содружества в этом вопросе. Буквально в последнюю минуту перед закрытием конференции было объявлено о принятии Декларации с компромиссным дополнением, которое «сохраняет за странами — членами Содружества свободу действий». Одновременно вопрос о поставках английского оружия ЮАР был передан на рассмотрение специальной группы «по изучению положения в Индийском океане» в составе восьми стран Содружества.

Сингапурская конференция

сингапурская конференция

Сингапурская конференция с первых же дней своей работы превратилась, по существу, в форум осуждения британской политики, противоречащей жизненным интересам народов Африки и Азии. Английский премьер-министр, как отмечала парижская газета «Монд», «оказался в роли подсудимого». Большинство членов Содружества решительно заявили, что продажа оружия Претории может поставить под вопрос их участие в этой организации, а вместе с этим и само ее существование. Характерно, что, выдвигая тезис о необходимости «защиты морского пути» вокруг мыса Доброй Надежды как главной английской внешнеторговой коммуникации, правительство Лондона не смогло придумать лучшего аргумента, чем сослаться на мнимый «советский экспансионизм» в этом районе. Участники Сингапурской конференции по праву расценили заявление Хита как не имеющее никакого отношения к защите морских путей, а, напротив, направленное на поддержку расистских режимов на юге Африканского континента, на сколачивание и усиление «союза нечестивых» в составе ЮАР, Родезии и Португалии, на упрочение нео-колониалистских позиций Англии в Африке.

Миролюбивая внешняя политика молодых государств

Возмущение прогрессивной общественности, и особенно молодых независимых африканских государств, решением Англии возобновить поставки вооружений расистскому режиму Претории с особой силой проявилось на 18-й конференции глав правительств стран Содружества, которая проходила в Сингапуре во второй половине января 1971 г. По мере появления в Содружестве все большего числа молодых независимых государств Африки и Азии прежняя сплоченность этой организации, первоначально базировавшаяся по замыслу ее создателей на «общности языка, культуры и расовой принадлежности», стала давать глубокие трещины. Миролюбивая внешняя политика большинства молодых государств, их стремление к самостоятельному экономическому развитию вступают во все большее и большее противоречие с интересами Уайтхолла.

Невзирая на резко негативную реакцию членов Содружества на решение возобновить поставки оружия ЮАР, английские официальные круги вовсе не собирались отказываться от него, пытаясь представить это решение как шаг, отвечающий «национальным интересам» Англии. Премьер-министр Хит в декабре 1970 г. в интервью американскому корреспонденту заявил, что при проведении Англией внешнеполитических акций «на первом месте должны быть наши собственные интересы — ведь такова обязанность всякого правительства».

Решение о поставках оружия в ЮАР

В последнее время можно говорить о том, что в расстановке сил внутри консервативной партии произошел довольно заметный сдвиг вправо по сравнению с временами, когда во главе тори стояли такие политические деятели, как Макмиллан и Батлер. Объясняется это прежде всего тем, что за годы пребывания консерваторов в оппозиции в их среде значительно увеличило свое влияние так называемое южноафриканское лобби—агентура английских монополий, имеющих весьма ощутимые финансово-промышленные интересы в ЮАР и Южной Родезии. В качестве примера можно назвать фамилии таких деятелей, как министр финансов Антони Барбер, министр внутренних дел Роберт Карр, министр по вопросам окружающей среды Джеффри Рип-пон, министр обороны (он же председатель Центрального совета консервативной партии) лорд Каррингтон и др. Следует заметить, что компании, имеющие связи с ЮАР, вносят в партийную кассу тори крупные пожертвования. Это относится в значительной мере и к предвыборной деятельности консервативной партии, которая более чем наполовину финансировалась этими компаниями. Активно действующие в ЮАР британские монополии держат на ключевых постах в аппарате консервативной партии «своих» людей. Достаточно сказать, что восемь из восемнадцати членов кабинета тори к моменту сформирования правительства занимали крупные директорские посты в компаниях, имевших «интересы» в ЮАР. Поэтому не приходится удивляться тому, что первым актом пришедшего к власти правительства консерваторов было решение о поставках оружия в ЮАР. Это решение находится в полном соответствии с провозглашенным консерваторами намерением пересмотреть всю политику предшествующего, лейбористского кабинета, направленную на уход из районов «к востоку от Суэца».

Общие инвестиции монополий Великобритании в ЮАР

На протяжении четверти века после окончания второй мировой войны англичане стремились убедить себя (и других), что у них существуют особые взаимоотношения со странами Африки и Азии. Но ослабление военной и экономической мощи Великобритании уже не дает ей оснований считать себя полноправным «моральным» регулировщиком движения в «третьем мире». Поэтому помимо проблемы сохранения вооруженных сил в Юго-Восточной Азии консервативное правительство сконцентрировало свое внимание в основном на двух важных вопросах, связанных с Африканским континентом,— проблеме Родезии и поставках оружия ЮАР.

Одним из первых шагов кабинета Хита на международной арене было решение возобновить продажу оружия и военной техники ЮАР. Здесь следует отчетливо представлять, что для английских финансовых и промышленных «тузов» означает Африка, о какой ставке идет речь. Британские монополии в своих планах всегда отводили Африке с ее огромными природными богатствами особое место, причем ключевые интересы этих монополий были сосредоточены в первую очередь на ЮАР. По свидетельству лейбористского еженедельника «Трибюн», из 38 крупнейших английских компаний у 27 здесь вложены значительные капиталы.

Общие инвестиции монополий Великобритании в ЮАР оцениваются громадными цифрами — от 1,5 до 2 млрд. ф. ст. Только лондонское Сити получает отсюда ежегодно 100 млн. ф. ст. прибыли. «Шелл-Бритиш петролеум», «Ассошиэйтед бритиш фудз», «Англо-Америкэн корпорейшн оф Саут Африка», «Рио-Тинто-цинк», «Империал ке*микл индастриз», «Дженерал электрик-Инглиш электрик» и десятки других английских компаний, тесно связанных с американским капиталом, окопались тут. Не отстают от промышленных корпораций и английские банки. «Бэрклейс бэнк» имеет в ЮАР 827 отделений, около 800 отделений — «Стандард бэнк», примерно столько же у банков «Нэшнл Вестминстер» и «Мидлэнд».

Английское «военное присутствие» в Африке

За время пребывания у власти тори активно взялись за претворение в жизнь своего плана по сохранению английского «военного присутствия» в Азии и Африке. В настоящее время с известной определенностью можно говорить о следующих основных моментах военно-политической активности Британии «к востоку от Суэца», так или иначе касающихся Африки: о продолжении (вразрез с неоднократными решениями ООН) поставок оружия расистскому режиму Претории и попытках приобщения ЮАР к «охранным функциям» в Южной Атлантике; о создании (совместно с США) военной базы на острове Диего-Гарсиа в Индийском океане в качестве опорного пункта намечаемого военного альянса, который объединил бы «белые государства» по южному периметру Индийского океана — ЮАР, Австралию и Новую Зеландию —с целью обеспечить надлежащие условия для сохранения английских позиций.

Однако реализация этих далеко идущих планов проходит совсем не столь эффективно, как хотелось бы правящим кругам Великобритании. Против использования острова Диего-Гарсиа под англо-американскую военную базу выступили правительства Индии и ряда других стран. Намерение возобновить поставки оружия ЮАР натолкнулось на возмущение независимых государств Африки.

Укрепление связей Великобритании с расистским режимом ЮАР

расистский режим юар

Захватив бразды правления, консерваторы с первых же шагов начали действовать так, как будто хотели взять реванш за прогрессирующее ослабление «имперских» позиций и за вынужденное отступление последних лет в обширных пространствах «к востоку от Суэца», за падение престшка Британии и ослабление влияния на ход мировых дел. В мае 1971 г. западногерманский журнал «Шпигель», имея в виду явное несоответствие между претензиями Лондона и его нынешними возможностями, обратился к министру иностранных дел и по делам Содружества Дугласу Хьюму с вопросом: в каком районе земного шара Англия имеет преобладающие интересы? «Мы — европейцы, — ответил Хьюм, — и потому Европа для нас всегда имеет приоритет… Но это не исключает „внешней*’ роли, и мы не видим чего-либо несовместимого в полноценном партнерстве в Европе, в рамках которого мы принимаем условия Римского договора, и сохранении, скажем, военного присутствия в Сингапуре или на побережье Персидского залива». Общая схема и возможные направления действий правительства консерваторов в данном случае представляются довольно очевидными: как можно быстрее реализовать разработанные еще в оппозиции меры по обеспечению «имперских» тылов Англии в районах, расположенных «к востоку от Суэца».

В этой связи газета «Морнинг стар» сообщала о деятельности специального комитета внутри партии тори во главе с членом палаты общин сэром Фредериком Беннетом, заблаговременно, еще в оппозиции, подго-товившего для руководства консервативной партии доклад «Оборона за пределами НАТО». В докладе было предусмотрено, что после прихода к власти консерваторов будут приняты надлежащие меры для укрепления отношений с ЮАР и Родезией. В документе были разработаны также конкретные шаги по «распространению сферы обязательств НАТО на важный южноафриканский морской путь» и созданию здесь «регионального» военного пакта с участием Англии. Авторы доклада указывали, что все военно-политические мероприятия консерваторов должны быть направлены на «противодействие нежелательным движениям» в африканских странах, иначе говоря, на подавление национально-освободительной борьбы народов Африканского континента.

Африканские страны вынуждены прибегать к займам

Вследствие низкого уровня экономического развития африканские страны зачастую вынуждены прибегать к иностранной помощи — займам. Так, только в 1971 г. Англия предоставила в виде займов: Нигерии — 13 млн. ф. ст., Гане — 2 млн., Малави — 11 млн., Уганде — 10 млн., Кении — 7,5 млн. ф. ст. В этой связи небезынтересно отметить, что за последние годы в общей структуре английской «помощи» африканским членам Содружества все более возрастает доля «твердых» займов (т. е. предоставленных под коммерческие проценты), которые становятся сейчас главной формой финансовой помощи. Такая «помощь» увеличивает задолженность этих стран Англии и ставит их в еще большую экономическую зависимость от бывшей метрополии. Займы предназначаются для закупки в Англии товаров и оборудования для предприятий, строящихся с участием английских компаний.

Read More

Монокультурный характер экономики африканских стран

Британский монополистический капитал развивал в своих африканских колониях лишь те отрасли хозяйства, которые не могли конкурировать с промышленностью метрополии, а лишь дополняли ее и продукция которых почти целиком шла на экспорт. Монокультурный характер экономики африканских стран почти не изменился к настоящему времени. Так, например, и сегодня экономика Кении ориентируется в основном на экспорт. Что же касается деятельности фирм, производящих в Кении экспортную продукцию, то они по-прежнему теснейшим образом связаны с бывшей метрополией. 20% производства кофе, главного богатства страны, находится под контролем шести фирм с международным капиталом, из которых можно выделить СОКФИНАф (англо-французский капитал) и филиал английской «Брук Бонд групп». Производство чая, второй по значению экспортной культуры Кении, почти полностью находится под контролем двух английских монополий: «Брук Бонд групп» (которая имеет также большие интересы в кенийской мясной промышленности через фирму «Либиг») и «Джеймс Финлей энд компани лимитед», действующей в Кении через свой филиал «Африкэн хайлэндз продьюс компани лимитед».

Старые колониальные отношения постепенно заменяются по мере интеграции с мировым капиталистическим рынком более изощренными отношениями подчинения экономики развивающихся стран крупнейшим промышленно-финансовым монополистическим группам.