Японская ассоциация зарубежного развития

С целью освоения источников сырья за рубежом в январе 1970 г. была создана Японская ассоциация зарубежного развития. Деятельность ее призвана корректировать одностороннюю торговлю между Японией и развивающимися странами, как заявил об этом на лресскон-ференции представитель японской Федерации экономических организаций (КЭИДАНРЭН) Сигэо Нагано, который был избран президентом Ассоциации. Организация будет предоставлять беспроцентные кредиты компаниям, обеспечивающим импорт первичных продуктов, а также распространит предоставление долгосрочных займов на фирмы, которые импортируют сырье по ценам выше общемировых.

Японские бизнесмены признают, что они обратили внимание на Африку в первую очередь потому, что «эта земля ужасающей жары и охотничьих экспедиций является гигантской сокровищницей подземных ресурсов».

Рост прямых капиталовложений в африканские предприятия стимулируется также недостатком рабочей силы в самой Японии, тем более что в Африке она стоит дешевле японской. Нехватка рабочих рук в Японии привела, в частности, к сокращению производства шелковичных коконов, и компания «Нитимен К°» организовала производство коконов в Кении для вывоза их в Японию, рассчитывая довести объем поставок до 20% от общего сбора коконов в Японии в настоящее время.

Внешнеторговая экспансия

В силу особенностей промышленной структуры ФРГ — ее зависимости от внешних рынков сбыта и источников сырья — экономическое развитие страны требует постоянного расширения внешней торговли. Динамика товарооборота ФРГ с Африкой характеризуется тенденцией к росту и имеет следующие показатели (в млн. марок).

динамика товарооборота фрг с африкой

Превышение африканского импорта ФРГ над экспортом говорит за то, что западногерманские промышленники еще не вполне освоили африканский рынок и что Африка выступает все еще главным образом как поставщик сырья. В 1970 г. удельный вес Африки в общем товарообороте ФРГ с развивающимися странами по экспорту составил 23,4%, а по импорту — 37,8%.

Значение отдельных африканских стран в торговле с ФРГ далеко не одинаково. Одни из них выступают как традиционные поставщики сырья, другие — как постоянные импортеры западногерманских товаров. Крупнейшими торговыми партнерами ФРГ являются страны с наиболее развитой экономикой и располагающие значительными запасами ценных минералов. За счет них, как правило, и идет увеличение товарооборота с Африкой.

Крупнейшими странами — экспортерами сырья в ФРГ являются: Ливия, ЮАР, Нигерия, Алжир, Замбия, Либерия, БСК, Марокко, АРЕ, Республика Заир. Они поставляют нефть, цветные металлы, сельскохозяйственную продукцию, ценные породы древесины и многое другое. Все эти страны весьма заинтересованы в западно-германском рынке, поскольку их торговля с ФРГ складывается с внушительным активным сальдо, достигающим сотен миллионов марок. Это обстоятельство играет немаловажную роль в экономических и политических отношениях целого ряда названных стран с ФРГ. В свою очередь дальнейший рост многих отраслей западногерманской промышленности невозможен без увеличения закупок ценного сырья в этих странах. Все это предполагает расширение и интенсификацию вывоза сырья на базе сложившихся торговых связей.

Общие инвестиции монополий Великобритании в ЮАР

На протяжении четверти века после окончания второй мировой войны англичане стремились убедить себя (и других), что у них существуют особые взаимоотношения со странами Африки и Азии. Но ослабление военной и экономической мощи Великобритании уже не дает ей оснований считать себя полноправным «моральным» регулировщиком движения в «третьем мире». Поэтому помимо проблемы сохранения вооруженных сил в Юго-Восточной Азии консервативное правительство сконцентрировало свое внимание в основном на двух важных вопросах, связанных с Африканским континентом,— проблеме Родезии и поставках оружия ЮАР.

Одним из первых шагов кабинета Хита на международной арене было решение возобновить продажу оружия и военной техники ЮАР. Здесь следует отчетливо представлять, что для английских финансовых и промышленных «тузов» означает Африка, о какой ставке идет речь. Британские монополии в своих планах всегда отводили Африке с ее огромными природными богатствами особое место, причем ключевые интересы этих монополий были сосредоточены в первую очередь на ЮАР. По свидетельству лейбористского еженедельника «Трибюн», из 38 крупнейших английских компаний у 27 здесь вложены значительные капиталы.

Общие инвестиции монополий Великобритании в ЮАР оцениваются громадными цифрами — от 1,5 до 2 млрд. ф. ст. Только лондонское Сити получает отсюда ежегодно 100 млн. ф. ст. прибыли. «Шелл-Бритиш петролеум», «Ассошиэйтед бритиш фудз», «Англо-Америкэн корпорейшн оф Саут Африка», «Рио-Тинто-цинк», «Империал ке*микл индастриз», «Дженерал электрик-Инглиш электрик» и десятки других английских компаний, тесно связанных с американским капиталом, окопались тут. Не отстают от промышленных корпораций и английские банки. «Бэрклейс бэнк» имеет в ЮАР 827 отделений, около 800 отделений — «Стандард бэнк», примерно столько же у банков «Нэшнл Вестминстер» и «Мидлэнд».

Английское «военное присутствие» в Африке

За время пребывания у власти тори активно взялись за претворение в жизнь своего плана по сохранению английского «военного присутствия» в Азии и Африке. В настоящее время с известной определенностью можно говорить о следующих основных моментах военно-политической активности Британии «к востоку от Суэца», так или иначе касающихся Африки: о продолжении (вразрез с неоднократными решениями ООН) поставок оружия расистскому режиму Претории и попытках приобщения ЮАР к «охранным функциям» в Южной Атлантике; о создании (совместно с США) военной базы на острове Диего-Гарсиа в Индийском океане в качестве опорного пункта намечаемого военного альянса, который объединил бы «белые государства» по южному периметру Индийского океана — ЮАР, Австралию и Новую Зеландию —с целью обеспечить надлежащие условия для сохранения английских позиций.

Однако реализация этих далеко идущих планов проходит совсем не столь эффективно, как хотелось бы правящим кругам Великобритании. Против использования острова Диего-Гарсиа под англо-американскую военную базу выступили правительства Индии и ряда других стран. Намерение возобновить поставки оружия ЮАР натолкнулось на возмущение независимых государств Африки.

Парламентская группа по связям с африканскими странами

В большей мере, чем предыдущие правительства, учитывая специфику африканской действительности, руководство ФРГ пыталось привнести новые методы в западногерманскую дипломатическую практику. В Бонне придавали особое значение установлению и расширению прямых контактов с руководством независимых государств посредством регулярных консультативных встреч. В ходе таких встреч предполагается проводить взаимные политические консультации и обмениваться мнениями по широкому кругу вопросов. «Внешняя политика по отношению к Африке,— как отмечал в связи с этим чиновник западногерманского МИД П. Фишер,— более чем по отношению к какому-либо другому континенту зависит от личных контактов».

Исходя из той важности, какую придают в Бонне личным контактам с руководителями африканских государств, в бундестаге пошли на создание особой парламентской группы по связям с этими странами. Ее задачей является «включиться в интенсивный диалог» с руководством африканских государств. В 1971 г. в состав этой группы входили 74 депутата бундестага, из них 47 — от ХДС/ХСС, 22—от СДПГ и 5 — от СвДП. В декабре 1970 г. было принято решение выделить в составе парламентской группы определенное количество лиц, обязанных «с особым вниманием наблюдать за развитием (ситуации.— С. К.) в каждой стране» Тропической Африки. Как надеются в компетентных кругах ФРГ, занимающихся планированием африканской политики, подобные нововведения помогут лучше учитывать реальности африканской действительности, повысить эффективность политики ФРГ на континенте, избежать ошибок прошлого.

Восстановление франко-марокканских и франко-тунисских отношений

К концу 1969 г. отношения Франции с Марокко и Тунисом были в основном налажены. В 1970 г. король Марокко посетил с дружеским визитом Париж и имел беседы с Ж. Помпиду. Французский экспорт в Марокко вырос в течение 1969—1970 гг. с 870 млн. динаров до 1080 млн. Французское правительство в 1972 г. решило удвоить экономическую помощь стране по сравнению с 1971 г., увеличив ее до 500 млн. фр.

Относительно быстрое восстановление франко-марокканских и франко-тунисских отношений объясняется прежде всего тем обстоятельством, что в этих североафриканских странах не было осуществлено коренных социально-экономических преобразований, которые нанесли бы ощутимый ущерб интересам французской монополистической буржуазии. Правда, влияние Франции в этих странах не было восстановлено полностью. Политическая нестабильность в Тунисе, недавняя попытка государственного переворота в Марокко свидетельствуют об ожесточенной борьбе, происходящей в правящих кругах этих стран между различными группировками, ориентирующимися на французский либо американский капитал. Но все же создается впечатление, что президенту Помпиду удалось предотвратить дальнейшее падение престижа Франции в этой части Магриба. Иначе сложились отношения Франции с Алжиром, на которые, как уже отмечалось, французское правительство возлагало особые надежды.

Главная причина интереса Японии к Африканскому континенту

Главной причиной пристального внимания японских правительственных и деловых кругов к Африканскому континенту (как и к другим районам «третьего мира»), несомненно, является отсутствие собственных сырьевых ресурсов. Япония, которая рассчитывает сохранять высокие темпы экономического развития в будущие годы, почти полностью базируется на зарубежные источники полезных ископаемых (табл. 1).

потребность японии в основных видах сырья

Из таблицы видно, что японская промышленность полностью зависит от ввоза алюминия, никеля, урана, нефти, а в отношении других важных видов сырья зависит от импорта более чем наполовину. В ближайшем будущем эта зависимость еще более возрастет, поэтому проблема обеспечения сырьем японской промышленности будет одной из «ключевых проблем» дальнейшего экономического развития Японии.

Обеспечению сырьем японской промышленности придается огромное значение. В документе японского Комитета по экономическому развитию, опубликованном в 1971 г., подчеркивается необходимость разработки «новой точки зрения для проведения активной политики в области ресурсов», для чего нужно «выработать широкую экономическую и социальную программу развития, чтобы обеспечить эффективное использование 1% валового национального продукта, предназначенного для помощи зарубежным странам».

Укрепление связей Великобритании с расистским режимом ЮАР

расистский режим юар

Захватив бразды правления, консерваторы с первых же шагов начали действовать так, как будто хотели взять реванш за прогрессирующее ослабление «имперских» позиций и за вынужденное отступление последних лет в обширных пространствах «к востоку от Суэца», за падение престшка Британии и ослабление влияния на ход мировых дел. В мае 1971 г. западногерманский журнал «Шпигель», имея в виду явное несоответствие между претензиями Лондона и его нынешними возможностями, обратился к министру иностранных дел и по делам Содружества Дугласу Хьюму с вопросом: в каком районе земного шара Англия имеет преобладающие интересы? «Мы — европейцы, — ответил Хьюм, — и потому Европа для нас всегда имеет приоритет… Но это не исключает „внешней*’ роли, и мы не видим чего-либо несовместимого в полноценном партнерстве в Европе, в рамках которого мы принимаем условия Римского договора, и сохранении, скажем, военного присутствия в Сингапуре или на побережье Персидского залива». Общая схема и возможные направления действий правительства консерваторов в данном случае представляются довольно очевидными: как можно быстрее реализовать разработанные еще в оппозиции меры по обеспечению «имперских» тылов Англии в районах, расположенных «к востоку от Суэца».

В этой связи газета «Морнинг стар» сообщала о деятельности специального комитета внутри партии тори во главе с членом палаты общин сэром Фредериком Беннетом, заблаговременно, еще в оппозиции, подго-товившего для руководства консервативной партии доклад «Оборона за пределами НАТО». В докладе было предусмотрено, что после прихода к власти консерваторов будут приняты надлежащие меры для укрепления отношений с ЮАР и Родезией. В документе были разработаны также конкретные шаги по «распространению сферы обязательств НАТО на важный южноафриканский морской путь» и созданию здесь «регионального» военного пакта с участием Англии. Авторы доклада указывали, что все военно-политические мероприятия консерваторов должны быть направлены на «противодействие нежелательным движениям» в африканских странах, иначе говоря, на подавление национально-освободительной борьбы народов Африканского континента.

Неблагополучные отношения с Марокко и Тунисом

Отношения Франции с Марокко и Тунисом сложились при де Голле явно неблагополучно. Несмотря на прозападные симпатии самого президента Хабиба Бур-гибы и его желание установить с де Голлем дружеские отношения, которые подняли бы авторитет и значение Туниса в Магрибе, встреча двух президентов в феврале 1961 г. не привела к сближению этих стран. Попытка Бургибы добиться для своей страны роли основного магрибинского партнера Франции была отклонена французским президентом. Всего через несколько месяцев после этой встречи отношения между обеими странами резко ухудшились из-за отказа французских правящих кругов эвакуировать Бизерту и в результате кровавых событий, последовавших за этим отказом. Несколько лет спустя, в 1964 г., де Голль решил прекратить помощь Тунису по той причине, что правительство этой страны аннулировало торговое соглашение с Францией и национализировало земли, принадлежавшие французским колонистам. Лишь после 1967 г. отношения между обеими странами стали несколько улучшаться. В 1969 г. состоялся обмен визитами министровиностранных дел, в ходе которого было установлено, что «точки зрения сторон во многом совпадают, а по ряду вопросов они ближе, чем когда-либо прежде». Однако «симпатии» Туниса в сфере внешних связей отданы главным образом США, которые за период независимости предоставили этой стране «помощь» в размере 700 млн. долл.

За 1960—1970 гг. на долю США пришлось 42,8% всей иностранной помощи, полученной Тунисом, в то время как Франция по масштабам «помощи» этой стране занимает второе место.

Не лучшим образом складывались и франко-марокканские отношения. Многие годы Франция была важнейшим торгово-экономическим партнером Марокко; до сих пор более 2/3 иностранных инвестиций в марокканской экономике принадлежит французам. Однако с 1965 г. отношения между государствами резко обострились после похищения в Париже и убийства прогрессивного марокканского деятеля Бен Барки. Отказ короля Хасана II выдать Франции генерала Уфкира для привлечения его к суду как организатора похищения и убийства Бен Барки привел к тому, что Марокко было лишено французской экономической помощи, а торговля между двумя странами резко сократилась в объеме. Доля Франнич во внешней торговле Марокко упала за 1966—1969 гг. с 40 до 32%. Однако, создавшееся положение наносило ущерб интересам не только Марокко, но и Франции. Сразу же после ухода с политической сцены генерала де Голля вице-президент французской торговой палаты в Марокко выразил желание возможно скорее нормализовать отношения между двумя странами.

Франция и арабские страны Африки

Еще при де Голле во французской политике наметился определенный перелом в пользу проведения более реалистичной линии, направленной на усиление позиций Франции в тех районах мира, где у нее имеются наиболее крупные интересы. В частности, под предлогом укрепления безопасности французские правящие круги стали уделять значительное внимание бассейну Средиземного моря, со странами которого Франция имеет тесные связи. Французские интересы в этом районе президент Помпиду объяснил в одном интервью тем, что «до некоторой степени Средиземное море является "подбрюшьем" Европы» и, следовательно, имеет важное стратегическое значение.

Министр обороны Франции М. Дебре писал, что для безопасности Франции важно, чтобы по крайней мере западная часть Средиземного моря была бы мирной, и отмечал: «Поэтому наши отношения со странами Магриба— Марокко, Алжиром, Тунисом и с европейскими странами, расположенными по западным берегам Средиземного моря,— Испанией, Италией — приобретают большое значение, которое будет возрастать в ближайшие годы».

Пристальное внимание французских правящих кругов к проблемам Средиземного моря вполне понятно, так как помимо стратегических здесь сосредоточены значительные политические и экономические интересы Франции. Эти интересы распространяются в первую очередь на страны Магриба.