Установление более тесных торгово-экономических отношений

Во всех акциях «экономической дипломатии» активное участие принимают деловые круги. В начале 1970 г. Африку посетила одна из крупнейших за последние 30 лет делегаций «большого бизнеса» Японии. За три недели делегация из 30 человек посетила девять африканских стран — Эфиопию, Кению, Танзанию, Замбию, Конго (Киншаса), Нигерию, Гану, БСК и Сенегал — и встретилась с руководителями этих стран с целью установления более тесных торгово-экономических отношений. Визит этой делегации, проведенный на высоком уровне, показал, что Япония сделала значительный шаг к вторжению на континент.

Несколько экономических миссий побывало в африканских государствах в 70-е годы прошлого века с более узкими, конкретными целями исследования возможностей инвестирования японских капиталов в различные отрасли экономики этих стран. В декабре 1969 г. делегация представителей деловых кругов во главе с Ю. Насегава, консультантом Банка Дайити, посетила Западную Африку для выяснения условий «экономического сотрудничества» со странами этого района и заключила соглашение с правительством ЦАР о разработке уранового месторождения (формальное подписание соглашения состоялось летом 1970 г.). Свою собственную делегацию в Африку в конце 1969 г. направил отдел топлива Японского форума атомной промышленности, планирующий разработку урановых рудников в Нигере (совместно с Францией) и в Сомали (с Италией). В 1970 г. около месяца в Кении находилась японская делегация, которая выясняла возможности капиталовложений на развитие туризма в этой стране. В феврале 1971 г. в Гане миссия японских деловых кругов пришла к соглашению с правительством относительно разработки месторождения бокситов.

23 октября 1971 г. по инициативе японского правительства в Африку вылетела экономическая делегация в составе 19 человек во главе с президентом торговой фирмы «Марубени-Иида К°» Синобу Итикава, имея целью обсудить с представителями правительственных и деловых кругов пути и методы дальнейшего расширения торговых отношений с девятью африканскими странами.

Краткий обзор деятельности многочисленных японских торгово-промышленных делегаций и миссий, действующих в рамках «экономической дипломатии», позволяет прийти к выводу о том, что японские монополии ведут в Африке интенсивную разведку возможностей и конкретных путей использования Японией богатств Африканского континента.

Африканский комитет

Претворению в жизнь «экономической дипломатии», которую японский монополистический капитал использует в собственных интересах, огромное внимание уделяют правительственные органы, Экспортно-импортный банк и различные специальные учреждения, как, например, фонд экономического сотрудничества с иностранными государствами, Корпорация зарубежного технического сотрудничества, Ассоциация технического обучения зарубежных специалистов.

В конце 1970 г. в рамках КЭИДАНРЭН был создан «Африканский комитет» во главе с президентом одной из крупнейших японских фирм Фумитико Коно. Этот комитет занимается координацией всех действий заинтересованных кругов в Африке и разработкой планов «экономического сотрудничества» с африканскими странами. Для проникновения в Африку и расширения там своих позиций японский капитал использует также некоторые международные организации — МБРР, Экономическую комиссию ООН для Африки и др.

Время от времени проводятся региональные совещания японских дипломатических и торговых представителей в развивающихся государствах. В 1964 и 1965 гг. были проведены, например, совещания правительственных чиновников, которые, по существу, свелись к обсуждению методов проникновения на рынки Африки. В 1970 г. крупнейшие торговые компании «Марубени-Иида К°» и «Мицуи» провели совещание руководителей своих представительств в странах Африки для обмена опытом экономической политики, в максимальной степени отвечающей современному положению на этом континенте.

Расширение западногерманского экспорта в Алжир

К группе традиционных покупателей западногерманской продукции относятся следующие 10 стран: ЮАР, АРЕ, Нигерия, Алжир, Либерия, Марокко, Республика Заир, Ливия, Гана, Ангола. Основными предметами экспорта ФРГ являются станки, оборудование для горнодобывающей промышленности, электротехническое оборудование, точные приборы и аппаратура, оптика, автомобили, суда, локомотивы, продукция химической и фармацевтической промышленности.

После периода застоя, вызванного разрывом дипломатических отношений в 1965 г., наблюдается быстрый рост товарообмена между ФРГ, с одной стороны, и Алжиром и Египтом — с другой. Так, например, с 1967 по

1970 г. западногерманский экспорт в Алжир вырос с 77,3 млн. до 362,7 млн. марок, т. е. более чем б 4 раза. За этот же период более чем в 2 раза вырос экспорт в Египте. К 1972 г. ФРГ вышла на одно из ведущих мест в торговле с АРЕ.

Расширению западногерманского экспорта в Алжир благоприятствует то, что часть своих закупок Алжир оплачивает поставками нефти; в торговле с ФРГ он имеет активное сальдо. Западногерманские экспортеры рассматривают Алжир как весьма перспективный рынок сбыта. «Будущее германских промышленников на алжирском рынке, кажется, хорошо обеспечено»,— отмечают в деловых кругах ФРГ. Одновременно продолжают интенсивно развиваться экономические связи с Марокко и Тунисом. В общем товарообороте этих стран доля ФРГ быстро увеличивается.

Дружба между Японией и Эфиопией

Осторожная и осмотрительная «экономическая дипломатия» Японии принесла свои плоды. Император Эфиопии Хайле Селассие во время беседы с японской правительственной миссией приветствовал проявленный интерес японцев к расширению экономических отношений между двумя странами и желание принять участие в развитии Эфиопии путем прямых японских капиталовложений и отмечал, что это «в дальнейшем укрепит существующую дружбу между Японией и Эфиопией».

Посол Демократической Республики Судан в Токио Салах-Эддин Бабикир Зарух заявил, что ДРС приветствует расширение отношений с Японией в различных областях, особенно в области технической помощи и геологических изысканий, необходимых Судану для разработки месторождений полезных ископаемых, и упомянул в качестве примера компанию, ведущую разведку железной руды в Судане. Посол подчеркнул, что дверь Судана «широко открыта и для других компаний, которые захотят принять участие в различных предприятиях с приемлемыми условиями и гарантиями».

В совместном коммюнике, посвященном состоявшемуся в апреле 1971 г. визиту президента Республики Заир Мобуту в Токио, также высказывается пожелание более тесного кооперирования обеих стран «в торговой и экономической, финансовой и культурных областях».

Япония стремилась оставаться в тени

Основой политики Японии за рубежом является, по словам американского журнала «Ньюсуик», стремление соблюдать нейтралитет, не вступать в конфликты, оставаться в тени. Это важно для Японии, стремящейся улучшить представление о себе в странах, где еще слишком памятен образ «тихого японца» — жадного, неистового завоевателя. В течение первого послевоенного периода Япония почти не выступала как активная сила в международных отношениях, и ее политика сводилась к поддержке торговых отношений.

Постепенно, исподволь японцы проникали в Африку. Журнал «Ньюсуик» приводит примеры многолетней деятельности японцов; например, компания, которую представлял в течение многих лет Сороки Като (многое сделавший для ее проникновения на африканский рынок), с 1972 г. начинает добычу меди на руднике в Республике Заир.

«Осторожность и еще раз осторожность» — первая заповедь японских бизнесменов. Следуя ей, японцы сумели завоевать прочные позиции в самых различных странах Африки — начиная с Танзании, страны с демократа ческим режимом, и вплоть до расистской ЮАР, в которой японцы пользуются статусом «почетного белого».

Диалог с южноафриканскими расистами

Принцип «признания международного статуса Намибии» на практике беспрерывно нарушается. Несмотря на все резолюции Совета Безопасности и рекомендации Генеральной Ассамблеи ООН, новое правительство США активно сотрудничает с режимом Претории в разработке природных богатств Намибии, способствуя тем самым незаконному захвату территории на юго-западе Африки. Правда, официально оно заявило, что не будет гарантировать американские капиталовложения в этой стране. Однако только размеры прибыли определяют для компании необходимость той или иной инвестиции, даже если инвестиция осуществляется в условиях запрета. ЮАР уже выдала западным монополиям 1000 лицензий на дальнейшую разведку ресурсов Намибии. Американские фирмы стремятся захватить львиную долю этих лицензий. Сейчас в Намибию возвращается такая крупная компания США, как «Бетлехем стил корпорейшн». По сообщениям африканской печати, инвестиции США в Намибии достигли 120—150 млн. долл.

В Южной Африке правительство США также осуществляет идею «партнерства». Если при Джонсоне дипломатия США относилась к ЮАР сдержанно и даже слышались призывы вообще «уйти» из ЮАР, то теперь, согласно новой доктрине, американское правительство всячески способствует развитию отношений ЮАР с африканскими странами, с внешним миром и, наконец, с самими Штатами.

Осенью 1970 г. президент БСК Ф. Уфуэ-Буаньи предложил начать «диалог» с южноафриканскими расистами. В связи с этим помощник государственного секретаря США по африканским делам Дэвид Ньюсом совершил специальную ознакомительную поездку по Южной Африке. В Претории он подчеркнул, что любое урегулирование раскола между ЮАР и Черной Африкой должно быть достигнуто самими африканскими странами. Это заявление означало фактическое поощрение «диалога». Дипломатичные высказывания своего шефа развил его заместитель Беверли Картер: «Мы за диалог, ибо считаем, что Африка должна близко общаться со всеми слоями населения ЮАР».

Сингапурская конференция

сингапурская конференция

Сингапурская конференция с первых же дней своей работы превратилась, по существу, в форум осуждения британской политики, противоречащей жизненным интересам народов Африки и Азии. Английский премьер-министр, как отмечала парижская газета «Монд», «оказался в роли подсудимого». Большинство членов Содружества решительно заявили, что продажа оружия Претории может поставить под вопрос их участие в этой организации, а вместе с этим и само ее существование. Характерно, что, выдвигая тезис о необходимости «защиты морского пути» вокруг мыса Доброй Надежды как главной английской внешнеторговой коммуникации, правительство Лондона не смогло придумать лучшего аргумента, чем сослаться на мнимый «советский экспансионизм» в этом районе. Участники Сингапурской конференции по праву расценили заявление Хита как не имеющее никакого отношения к защите морских путей, а, напротив, направленное на поддержку расистских режимов на юге Африканского континента, на сколачивание и усиление «союза нечестивых» в составе ЮАР, Родезии и Португалии, на упрочение нео-колониалистских позиций Англии в Африке.

Миролюбивая внешняя политика молодых государств

Возмущение прогрессивной общественности, и особенно молодых независимых африканских государств, решением Англии возобновить поставки вооружений расистскому режиму Претории с особой силой проявилось на 18-й конференции глав правительств стран Содружества, которая проходила в Сингапуре во второй половине января 1971 г. По мере появления в Содружестве все большего числа молодых независимых государств Африки и Азии прежняя сплоченность этой организации, первоначально базировавшаяся по замыслу ее создателей на «общности языка, культуры и расовой принадлежности», стала давать глубокие трещины. Миролюбивая внешняя политика большинства молодых государств, их стремление к самостоятельному экономическому развитию вступают во все большее и большее противоречие с интересами Уайтхолла.

Невзирая на резко негативную реакцию членов Содружества на решение возобновить поставки оружия ЮАР, английские официальные круги вовсе не собирались отказываться от него, пытаясь представить это решение как шаг, отвечающий «национальным интересам» Англии. Премьер-министр Хит в декабре 1970 г. в интервью американскому корреспонденту заявил, что при проведении Англией внешнеполитических акций «на первом месте должны быть наши собственные интересы — ведь такова обязанность всякого правительства».

Проблемы политики империализма в Африке

События последних лет полностью подтвердили правильность этого вывода. Многочисленные попытки реакционных переворотов в странах, проводящих прогрессивную политику, противодействие иностранных монополий осуществлению коренных преобразований, открытая военная и дипломатическая поддержка португальских колони-заторов их союзниками по НАТО, снабжение современным оружием ЮАР — далеко не полный перечень действий империалистических держав, стремящихся приостановить расширение, и углубление — национально-освободительного движения в Африке,

Однако ситуация в мире быстро изменялась. Под напором совместных действий мировой социалистической системы и национально-освободительного движения, борьбы трудящихся капиталистических стран империализм вынужден был менять свою тактику, приспосабливаться к новым историческим условиям. Обстановка в Африке характеризовалась следующими основными моментами: происходило обострение противоречий между молодыми независимыми странами и империалистическими державами; возникали две группы государств: одна, избравшая капиталистическую ориентацию, другая — некапиталистический путь развития; происходило последовательное укрепление связей африканских стран с мировой социалистической системой.

Научная разработка проблем политики империализма в Африке в настоящее время приобретает большое значение, тем более что в 1969—1970 гг. произошла смена правительств почти во всех главных империалистических державах. К власти пришли новые люди, в большинстве случаев правительства сформированы партиями, ранее находившимися в оппозиции. Новые лидеры, признав провал африканской политики своих предшественников, пытаются выдвинуть «новые» концепции и доктрины.

Тенденция роста экспорта

Однако осуществление «сырьевой политики» ФРГ серьезно затрудняется обостряющейся конкуренцией иностранных монополий, также стремящихся поставить под свой контроль источники сырья в развивающихся странах. Поэтому в Бонне наряду с односторонними мерами выдвигают планы совместного с другими капиталистическими странами контроля над источниками сырья. Преимуществом такого подхода для Бонна является то, что при этом значительно уменьшается степень риска потери вложенного капитала. В 1971 г. статс-секретарь министерства экономики ФРГ Момзен выступил с предложением совместно с Японией разработать и осуществить программу по добыче, обогащению и транспортировке сырья из стран «третьего мира». План Момзена включает создание совместных предприятий, а также разработку новой технологии по переработке сырья. С целью обеспечить ФРГ доступ к новым источникам сырья выдвигаются также предложения о создании «Международного объединения по решению проблем сырья», которое гарантирует его участникам определенную долю продукции.

В торговле ФРГ с Африкой в 70-х годах наблюдалась тенденция роста экспорта. Лишь за 1969—1970 гг. западногерманский экспорт в африканские страны увеличился на 15,3%. Сама структура экспорта способствует его увеличению, так как он состоит в основном из промышленного оборудования. Введенные правительствами развивающихся стран ограничительные квоты на импорт иностранных товаров (что было вызвано необходимостью сохранять денежные средства на цели индустриализации) в меньшей мере отразились на общем экспорте ФРГ, чем на экспорте конкурирующих с ней стран. Вместе с тем узость внутреннего рынка африканских стран является серьезным препятствием на пути дальнейшей внешнеторговой экспансии ФРГ. Как отмечал в этой связи западногерманский журнал «Юберзее рундшау», экспорт ФРГ в Швейцарию с населением 6 млн. человек в 3 раза выше, чем в развивающиеся страны Африки с населением 310 млн. человек. Расширение внешних рынков имеет чрезвычайно важное значение для экономики ФРГ, где господствует государственно-монополистический капитализм и которая подвержена кризисным явлениям.